Skip to content

Ямы по локоть

Отруби по локоть, стр. 1



Отруби по локоть

1. ПОЯВЛЕНИЕ НЕЗНАКОМКИ

«Долбаная невесомость! Где верх, где низ – пока сообразишь, с ума сойдешь, разума лишишься…»

Порнову совсем не хотелось лишаться разума. Было бы глупо заниматься этим делом чаще, чем кролики трахаются.

Оглавление:

За последний час он терял сознание раза три, если не больше. Ему не понравилось.



Мало кому, наверное, понравилось бы: ползти по белоснежному пластику медотсека, таща за собой безобразную кровавую полосу, добраться-таки до покореженного медробота и вдруг обнаружить в последнем неисправность номер 18 дробь 6. Причем, еще как вдруг! Разбуди Порнова теперь среди ночи вопросом: "А ну-ка, Порнов, назови основные характеристики неисправности номер 18 дробь 6 медицинского кибера «Медбрат 26», и Порнов незамедлительно бы ответил: «Присутствие на корпусе робота смертельного – или близкого к тому – напряжения». Недостаточного для убийства такой личности, как Порнов, но вполне способного привести эту личность в бессознательное состояние.

Сколько времени Порнов был не в себе, выяснить сейчас было затруднительно. Одно можно было сказать твердо, – этого времени вполне хватило, чтобы остановить основной генератор «Оклахомы» и включить резервный.

Порнов представлял себе примерно такой расклад вещей, – потому что при основном генераторе еще есть хоть какая-то сила тяжести, а при резервном уже нет никакой. Есть только гадкая невесомость, когда путаешь верх с низом, и когда в горле стоит кисломолочный ком.

Порнов даже опомниться не успел, как его стошнило на «медбрата».

«Сволочь, так ему и надо», – подумал Порнов, наблюдая, как рыжие шарики облепляют робота. Один из шариков, видимо, замкнул какую-то важную цепь в кибере. Сверкнула синяя молния, грохнуло. В шарообразном теле «медбрата» что-то мелодично прозвенело и ненавистным – в основном из-за уколов – девичьим голосом объявило: «Внимание! „Медбрат“ поврежден. Неисправность в узлах…», – далее последовало перечисление неисправных узлов. По разумению Порнова, к концу первой минуты они должны были кончиться, даже если бы в агрегате не осталось ничего целого. Однако Порнов был слабого мнения о «медбрате». Обладатель сексуального голоса затянул тираду минут аж на пять и наконец объявил: «Ввиду отсутствия вышеперечисленных устройств и их комплектующих перехожу к работе в минимальной конфигурации робота-фельдшера».



Порнов дернулся и нечленораздельно выразил удивление.

«Медбрат» погудел в ответ и, вторично прозвенев, произнес: «Внимание! Работа в режиме фельдшера. Заявка на обслуживание не идентифицирована в виду отсутствия узла восемь дробь три нуля один. Повторите заявку!»

Порнов попытался произнести что-нибудь вразумительное. Вышло не лучше. Похоже, во время катастрофы он повредил челюсть. Звуки изо рта выходили мерзкие и невнятные. «Медбрат» вновь повторил просьбу повторить заявку; Порнов вновь пробурчал что-то непотребное. Так они оттягивались еще некоторое время. Каждый считал заслуживающими особого внимания свои ранения и не желал принимать во внимание чужие.

Порнов вышел из поединка первым. Все-таки он был умнее серийного кибернетического устройства, тем более поврежденного.

«Гадина какая! – гневно подумал он (произнести не получалось по той же причине). – Выживу, обязательно переименую из „Медбрата“ номер двадцать шесть в „Харона“ номер один. Тут быстрее ласты склеишь, чем помощи дождешься…»



Закусив губу, он быстро дотронулся до пульта. Неисправность 18/6 исчезла; током больше не било.

Порнов с неимоверным трудом зарулил на посадку и, потянув за собой шлейф разнокалиберных кровяных шариков, «примедбратился».

Внешне медицинский робот выглядел как прозрачный шар полутора метров в диаметре. Внутри шара стояло кресло. Сзади и сбоку шара торчали толстые металлические штыри, очень напоминающие «рога» морской мины. При необходимости эти «рога» открывались, и из них вылезала какая-нибудь пакость вроде зубного бура.

Проникнув внутрь шара, Порнов начал с того, что придавил себя к креслу одним из манипуляторов. Пластиковая трубка впивалась в живот, было неудобно, тянуло блевать; но никакого другого крепежа он не нашел.

Порнов средним пальцем левой руки (оказалось, что и с ней не все в порядке) набрал отключение от Центра и перевел кибера в автоном. Тот не возражал. Похоже, сам чувствовал, что помощи ждать неоткуда. Далее Порнов совершил действие, на которое вряд ли отважился, будь он в здравом уме, – нажал кнопку «Диспансеризация». «Выполняется на месте», – предупредил кандидат в «Хароны» и привел в движение по меньшей мере десяток манипуляторов. Запахло больницей. Порнов расслабился, но «медбрат» тут же приостановил движение своей медицинской утвари и вновь осведомил пациента о своих болячках; теперь не хватало препарата для общего наркоза. Порнову пришлось согласиться на местный.



Порнов пожалел об этом, когда «медбрат» выдергивал обломки выбитых передних зубов. Когда же тот добрался до его переломанных ног, Порнов пожалел, что он вообще когда-то на свет родился. Правда, он почти тут же потерял сознание. Однако легче не стало. Едва он пришел в себя, то узнал, что так лучше не делать. Хотя бы в ближайшие час – два.

«Чрезвычайная ситуация, – сообщил робот, – пациент потерял сознание. „Медбрат“ автоматически переведен из автономного в дистанционный режим. Послан запрос Центру. До получения подтверждения обслуживание приостановлено.»

– Откуда же ты такой взялся на мою голову, – простонал Порнов и вновь перевел «медбрата» в автоном, пообещав ему больше сознания не терять. Роботу этого оказалось мало и он потребовал у Порнова манипулятор «шесть», так остроумно приспособленный нашим героем вместо крепежа. Порнов вернул казенное имущество, однако за рукоятки кресла теперь пришлось держаться самому.

На руках варежками пузырились заживляющие составы, руки соскальзывали. Порнов ругался изо всех сил. Робот все время сообщал об отсутствии чего-то и замене на что-то, чего в свою очередь тоже не было… В общем, каждый из них совершал ежесекундный подвиг; хотя из-за шума, который они создавали, со стороны это больше походило на базар, где каждый набивает себе цену.

Порнов с великим трудом балансировал на грани сознания. Боль и в самом деле была невыносима, – чего стоил только один перелом голени. У Порнова складывалось впечатление, что робот или забыл про анестезию или, что более вероятно, мстит за то, что Порнов его облевал. Поэтому, как только «медбрат» починил ему челюсть, он принялся орать. Просто так орать было трудно. Ругаться уже надоело. Тем более, что ругать робота было совестно, – тот прямо-таки гудел от усердия. Хотя от палача отличался только тем, что количество ран все-таки уменьшалось, а не увеличивалось. Порнов левой «варежкой» нажал клавишу «переговорки». «Нет подтверждения», – прокомментировал «медбрат» и воткнул в бедро шприц. Плунжер едва вздрогнул. Шприц отодвинулся, и к месту укола «подъехал» скальпель.



– Центр! – изо всех сил завопил Порнов. – Центр! Это я, Порнов. Я жив, ответьте… Мать вашу так, как больно-то!

Так он кричал, пока кибер не перестал его кроить и резать. Наконец, гудение стихло.

– Расходуемых материалов – ноль, – сообщил кибер. – Дальнейшее обслуживание прекращаю. Послан запрос Центру. При поступлении материалов обслуживание будет продолжено.

– Мобильность пациента в норме? – осведомился Порнов.

– Мобильность в норме, давление…

– Достаточно, – перебил кибера Порнов. – Где тут коммутационный шкаф?

– Сектор энергоснабжения и связи, подсектор восемь, литера «Джи».

Наученный горьким опытом Порнов нашел какую-то пластмассовую пластину, поддел ей металлическую застежку шкафа и открыл его. Из шкафа медленно вылетела пузатая емкость и поблескивая содержимым повисла рядом с изумленным Порновым. Вряд ли в медотсеке будут прятать по шкафам ацетон, – здраво рассудил Порнов и сорвал с горлышка пробку. Подозрения подтвердились, – в бутылке оказался спирт. Порнов поискал в шкафу закуску, но не нашел. Зато нашел кучу разноцветных проводов, от которых неприятно тянуло горелым. Интересно, что ни один провод не обгорел. Горелым тянуло из кабельного ящика, уходящего в соседнее помещение. Порнов спрятал бутылку в ближайший настенный шкаф и полез дергать провода. Через полчаса ему удалось связать из них достаточно длинный жгут, чтобы дотянуть его до середины помещения, где размещался «медбрат». Порнов, орудуя все той же пластмассовой щепкой, вскрыл у кибера коммутационную коробку, отцепил линию Центра и подцепил свою. Затем отправился назад, к шкафу, и принялся обгрызать изоляцию со своих проводов. Новые зубы работали, как бритвы; Порнов страшно боялся откусить себе язык. Затем он экспроприировал у «медбрата» два пластмассовых шприца и принялся мастерить какое-то подобие щупов.

Источник: http://online-knigi.com/page/7651

Ямы по локоть

Она еще не успела договорить, как Порнов кубарем скатился внутрь вездехода.



— Яма на дороге! Котлован! — бормотал он про себя, мчась по кабине вперед. Руки его были готовы уже выжать тормоза обеих ведущих колес, но… На экране панорамного обзора не было видно никаких повреждений в ровном покрытии дороги не то что на сто метров — на километр вперед!

— Шалунишка! — игриво сказал Порнов и перевел дух. — Опять розыгрыш!

— Назад! — успела крикнуть Мич.

Руки Порнова независимо от его воли дернули рычаги тормозов с такой силой и быстротой, что пластмассовые рукоятки не выдержали и лопнули по шву, обнажая трубчатую арматуру рычагов. Порнов словно со стороны наблюдал, как толстыми синими веревками взбухают на его кистях и предплечьях вены, как дошедшие до упора рычаги миллиметр за миллиметром уходят в сминающиеся стальные ограничители.

Многотонная махина вездехода, грохоча всеми частями своего большого корпуса, быстро замедляла бег. От сильного трения покрышки на всех колесах стреляли ошметками отгоревшей резины Две толстых чадящих полосы тормозного пути протянулись на добрый десяток метров.



Порнова же не оставляло чувство полного и глубокого осознания собственного кретинизма. Его органы чувств передавали ему информацию, абсолютно неадекватную тому, что происходило вокруг. На всех экранах перед ним представала идиллическая картина: никого вокруг, на небе ни облачка, и только сверкающая в солнечных лучах гладкая и ровная, как стекло, дорога, уходящая за горизонт.

Порнов вспомнил, что точно такие же ощущения он испытывал несколько дней назад, когда они с Мич удирали из космопорта. Тогда он выжимал предельный газ, направляя машину точнехонько в каменную кладку стены.

Сейчас повторялась та же ситуация — с точностью до наоборот.

Еще секунда — и машина встала.

— Руки-то отпусти, — сказал Порнов.



— Назад! — воскликнула Мич. — Все значительно хуже, чем я думала.

Правая рука Порнова прыгнула на ручку переключения скоростей и врубила заднюю передачу. Турбина вновь взвыла; вездеход, сильно дернувшись, покатился назад.

Внезапно что-то изменилось на экранах. Полотно дороги примерно в полукилометре впереди осело; черная трещина провала стала стремительно расширяться. Еще несколько секунд — и стала видно, как волна оседающей породы быстро движется навстречу вездеходу.

Порнов мельком взглянул на трубку спидометра. Цвет столбика — указателя сменился с красного на зеленый и полз к отметке десять миль в час. Порнов переключил скорость. Атакующая волна провала лишь слегка снизила свой темп, продолжая догонять беглецов.

Порнов выжимал предельный газ, турбина выла на разнос, спидометр колотился об отметку «сорок», а расширяющийся черный провал и не думал отставать.



— Жми! — крикнула принцесса с неподдельным азартом. — Немного осталось!

— В смысле — отмучаемся?! — ехидно уточнил Порнов, но принцесса из-за рева двигателя не смогла оценить шутку и восприняла сказанное всерьез.

— Еще около километра — и будет твердая поверхность, — пояснила она свои слова.

— Что же тогда сейчас под нами?! — крикнул удивленный Порнов.

— Штрек, — ответила Мич. — Это все проделки аборигенов. Где были мои глаза?! Если бы не эта перепалка с тобой, разве я прозевала бы такую плюху!

— Ругаться вредно, — подтвердил Порнов. Он переключил один из экранов на телекамеру ремробота и теперь наблюдал за открывающимся все более жерлом провала с высоты Эмпайр Стейт Билдинг. Камера краем захватывала и их вездеход, который сильно напоминал Порнову малюсенького рыжего муравья, удирающего от растекающейся по столу огромной лужи черничного киселя.



— Если мы выберемся живыми и из этой передряги, клянусь, я перестану ругаться матом.

— Здорово! — очень живо воскликнула принцесса. — Только не смей потом говорить, что это я специально затащила нас в эту ловушку!

Порнов, спохватившись, почесал загривок и добавил:

— Но, я надеюсь, мы живем в свободном мире, где каждый может думать, что хочет? И вообще, пока мы не выбрались из этой лужи киселя, все это — не более чем прекрасные мечты!

— Тут ты прав! — заметила принцесса. В тот же момент машину плавно качнуло, словно под ней пробежала гигантская пологая волна. — Вот теперь у нас в самом деле будут проблемы! Увеличь-ка угол обзора верхней телекамеры…



Телекамера ремробота заработала трансфокатором. Теперь в поле зрения Порнова и Мич оказался добрый гектар поверхности. При таком масштабе съемки жирная черная клякса провала практически слилась с медленно ползущей точкой вездехода.

Мич, впрочем, больше волновало другое:

— Нас отрезает! — воскликнула она. — Смотри, там, впереди…

Но Порнов уже и сам увидел. Тонкая черная линия стремительно рассекла шоссе по той самой границе безопасного пространства, к которой они так гнали свою ревущую машину. Линия была еще очень тонкой, почти пунктирной, — но они знали, с какой пугающей быстротой она умеет расти.

— Мы в ловушке! — обреченно сказала Мич. — Подвижка грунта обогнала нас, ударилась о край выработки и теперь валит крепи навстречу нам… Еще немного, волны провалов встретятся, и мы полетим вниз!



— Чтоб не шухериться, мы решили смыться, — выдал Порнов через сжатые зубы и впился взглядом в экран, высматривая что-то понятное лишь ему одному. Пунктирная линия разлома впереди ширилась на глазах. Если верить оцифровке масштабной сетки на экране, трещина уже достигла метровой толщины. Что же касается разлома позади, то его уже нельзя было отделить от изображения вездехода; судя по всему, пыль из-под неистово вращающихся колес летела прямо в пропасть.

Мич, перегнувшись через борт, попыталась разглядеть дно огромной каверны.

— Падение в крепостной ров — лишь слабая тень того, что нам предстоит, — сообщила она, борясь с головокружением. — Метров сто лететь, не меньше!

— Но за это Саре отомстить, — продолжал скрежетать свое Порнов. Пальцы его тарахтели множеством кнопок и переключателей; на добром десятке панелей и индикаторов сменяли друг друга изумрудные надписи. Порнов крутил головой, хмурил брови, бормотал про Сару, быстро чесал в затылке; затем вновь и вновь пытался еще глубже вдавить педаль газа.

Наконец он повернул голову к Мич и крикнул:



— Буквально пары секунд не хватает.

— Ты думай, что ты говоришь! — сердито сказала Мич. — Я тебе еще раз повторяю — сто метров! Следи за губами: «Сто метров!»

— А я-то тут причем?! — обиделся Порнов. — Что ж мне, сзади бежать и машину толкать?

— Там негде бежать, — сказала Мич. — Задняя пара колес, похоже, болтается в воздухе!

Вездеход ревел, как издыхающий зверь, яростно борясь с затягивающей его пучиной. Его могучее механическое тело выталкивало из-под себя последние метры предательски вздрагивающей почвы. Крупные обломки дорожного полотна, словно пущенные из гигантской пращи, свистели в воздухе, по пологой дуге улетая далеко в расщелину. Тысячесильный мотор звенел на предельных оборотах и сотрясал всю массу машины лихорадочной дрожью.



Но что все это значило, если впереди вездеход ждала ширящаяся каждое мгновение пропасть!

«Через десять секунд достигаем провала, — думал про себя Порнов. Времени на разговоры уже не осталось. — Масса и скорость вездехода известны; сейчас мы еще могли бы перепрыгнуть разлом. Однако не через десять секунд. Ни за что не долетим!»

«Беда», — печально отозвалась Мич.

«Беда», — Порнов аж весь сжался от предчувствия; призрачное крыло озарения осенило его, и он завопил на всю рубку: — Врунгель, трам-тарарам!

Он рванулся к пульту и приказал:

— Ремонтные, все четверо — под кузов! Сразу же вверх на полную! Аккумуляторы не жалеть — золотые поставлю!



Мич успела заметить, как черные молнии летающих тарелок спикировали вниз. Тут же ее весьма бесцеремонно схватили за лодыжки, сволокли вниз, в рубку, и сунули в кресло. Из поручня и сиденья выскочили змеи привязных ремней и оплели ее тело.

— В темном переулке возле синагоги мы решили Сару подстрелить! — только и успела услышать она. Руки Порнова откинули щиток со смешной надписью: «Посторонним В», легли на открывшийся ряд клавиш и, словно взяв аккорд на рояле, разом утопили их все.

Грохот заложил уши. Ускорение впечатало Мич в кресло; амортизаторы визгнули и разогнулись до упора. Гневная отповедь Порнову, так нагло поправшему все приличия, нырнула куда-то внутрь, чуть ли не в пищевод.

Вездеход, словно полыхающая разноцветными огнями карнавальная шутиха, сорвался с обрыва и взвился в воздух. Тяжеленным пушечным ядром он перелетел бездонную трещину и врезался в ее противоположный край. Лязгнула лопнувшая подвеска, и машина зарылась бампером в паре метров от пропасти. Сила инерции проволокла ее несколько вперед, и вездеход, тесня и кроша землю, как бульдозер, выполз-таки на твердую землю. Где и застыл.

— Прибыли, — сказал Порнов.



— Ну-ка, развяжи меня, — сказала Мич. — Ты что, по другому не умеешь, кроме как за ноги и на себя? В лоб захотел?!

— Только ради бога, не рвись так сильно! — быстро сказал Порнов. — Не то ты отправишь нас туда, откуда мы только что с таким трудом выбрались!

— Не знаю, как у меня, а у тебя шансы попасть на тот свет и в самом деле чрезвычайно велики! — запальчиво воскликнула девушка и, не обращая внимания на делающего умоляющие жесты Порнова, рванулась из кресла.

Вездеход изрядно качнуло. Под днищем заскрежетали камни.

— А? — удивилась Мич.



— Вам, Ваше Высочество, тоже надо было зарок дать не ругаться, — скорбно сказал Порнов. — А то вы, как и я, во время ругани, как бы это помягче сказать, теряете нить разумной мысли. Как вы думаете, что это значит, если двигатель продолжает работать, а автомобиль стоит на месте? Ну, с трех попыток?

Мич и вправду только сейчас обратила внимание на вой работающего на холостых оборотах двигателя.

— Мало ли что, — сказала она. — Сцепление выжато…

— Только спереди. Два.

— Не хочешь же ты сказать, что мы висим над обрывом…

— В самую точку! — воскликнул Порнов.



Он осторожно потянулся к пульту и повернул ключ зажигания. Вой двигателя пошел на убыль и вскоре стих. Впервые за несколько часов в рубке наступила тишина.

— Хорошо-то как, — сказала Мич. Порнов показал ей нужную кнопку на подлокотнике, она нажала ее, и ремни убрались обратно в кресло. — Так бы и сидела целую вечность!

— Ну, вечность не вечность, а минуты полторы у тебя еще есть, — сказал Порнов.

— А потом что? — не поняла Мич.

— У ремроботов аккумуляторы сядут, и машина начнет задом съезжать в пропасть.

— Очень интересно! И что же нам делать?

— Одно из двух: либо осторожненько выбраться наверх и покинуть тонущее судно, либо за оставшееся время придумать, как эту многотонную махину вытащить на сушу. Прошу учесть, что передних — в смысле задних — колес больше нет, на средних мы балансируем, а задняя — бывшая передняя — пара болтаются в воздухе. Повезло еще, что катились задом наперед — сейчас только кузов да двигатель своей массой держат нас на весу.

— Жалко машину! — сказала Мич. — Без нее мы далеко не уйдем!

Она подумала и спросила:

— А еще раз прыгнуть мы не сможем?

— Нет, — сказал Порнов. — К сожалению, я выпустил все ракеты!

— Да, а что это за новый боевой клич: «Врунгель»? — поинтересовалась Мич и посмотрела на большой циферблат часов на пульте.

Порнов перехватил ее взгляд:

— Как раз хватит, чтобы рассказать. Была у меня в детстве такая любимая книжка: «Приключения капитана Врунгеля». Как только ты сказала: «Беда», — у этого Врунгеля так яхту звали, — мне и вспомнился один эпизод из книжки. Как они с помощью содовой шипучки и реактивного принципа гонку выиграли… Я и выпалил ракетами вперед — в смысле, назад!

— Беда, беда, беда, — быстро произнесла Мич и прищурилась на Порнова.

— Не, не клюет, — сказал тот, подумав. — Был там момент, когда они меж скал застряли — но это надо прилива ждать.

— Жаль, — сказала Мич, и в кабине воцарилось унылое молчание.

Источник: http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%94/dvornik-andrej/otrubi-po-lokotj/18

Ямы по локоть

18. ЯМЫ НА ДОРОГАХ

Она еще не успела договорить, как Порнов кубарем скатился внутрь вездехода.

— Яма на дороге! Котлован! — бормотал он про себя, мчась по кабине вперед. Руки его были готовы уже выжать тормоза обеих ведущих колес, но. На экране панорамного обзора не было видно никаких повреждений в ровном покрытии дороги не то что на сто метров, — на километр вперед!

— Шалунишка! — игриво сказал Порнов и перевел дух. — Опять розыгрыш!

— Назад! — успела крикнуть Мич.

Руки Порнова независимо от его воли дернули рычаги тормозов с такой силой и быстротой, что пластмассовые рукоятки не выдержали и лопнули по шву, обнажая трубчатую арматуру рычагов. Порнов словно со стороны наблюдал, как толстыми синими веревками взбухают на его кистях и предплечьях вены, как дошедшие до упора рычаги миллиметр за миллиметром уходят в сминающиеся стальные ограничители.

Многотонная махина вездехода, грохоча всеми частями своего большого корпуса, быстро замедляла бег. От сильного трения покрышки на всех колесах стреляли ошметками отгоревшей резины. Две толстых чадящих полосы тормозного пути протянулись на добрый десяток метров.

Порнова же не оставляло чувство полного и глубокого осознания собственного кретинизма. Его органы чувств передавали ему информацию, абсолютно неадекватную тому, что происходило вокруг. На всех экранах перед ним представала идиллическая картина: никого вокруг, на небе ни облачка, и только сверкающая в солнечных лучах гладкая и ровная, как стекло, дорога, уходящая за горизонт.

Порнов вспомнил, что точно такие же ощущения он испытывал несколько дней назад, когда они с Мич удирали из космопорта. Тогда он выжимал предельный газ, направляя машину точнехонько в каменную кладку стены.

Сейчас повторялась та же ситуация — с точностью до наоборот.

Еще секунда — и машина встала.

— Руки-то отпусти, — сказал Порнов.

— Назад! — воскликнула Мич. — Все значительно хуже, чем я думала.

Правая рука Порнова прыгнула на ручку переключения скоростей и врубила заднюю передачу. Турбина вновь взвыла; вездеход, сильно дернувшись, покатился назад.

Внезапно что-то изменилось на экранах. Полотно дорого примерно в полукилометре впереди осело; черная трещина провала стала стремительно расширяться. Еще несколько секунд — и стала видно, как волна оседающей породы быстро движется навстречу вездеходу.

Порнов мельком взглянул на трубку спидометра. Цвет столбика — указателя сменился с красного на зеленый и полз к отметке десять миль в час. Порнов переключил скорость. Атакующая волна провала лишь слегка снизила свой темп, продолжая догонять беглецов.

Порнов выжимал предельный газ, турбина выла на разнос, спидометр колотился об отметку «сорок», а расширяющийся черный провал и не думал отставать.

— Жми! — крикнула принцесса с неподдельным азартом. — Немного осталось!

— В смысле — отмучаемся?! — ехидно уточнил Порнов, но принцесса из-за рева двигателя не смогла оценить шутку и восприняла сказанное всерьез.

— Еще около километра и будет твердая поверхность, — пояснила она свои слова.

— Что же тогда сейчас под нами?! — крикнул удивленный Порнов.

— Штрек, — ответила Мич. — Это все проделки аборигенов. Где были мои глаза?! Если бы не эта перепалка с тобой, разве я прозевала бы такую плюху!

— Ругаться вредно, — подтвердил Порнов. Он переключил один из экранов на телекамеру ремробота и теперь наблюдал за открывающимся все более жерлом провала с высоты Эмпайр Стейт Билдинг. Камера краем захватывала и их вездеход, который сильно напоминал Порнову малюсенького рыжего муравья, удирающего от растекающейся по столу огромной лужи черничного киселя.

— Если мы выберемся живыми и из этой передряги, клянусь, я перестану ругаться матом.

— Здорово! — очень живо воскликнула принцесса. — Только не смей потом говорить, что это я специально затащила нас в эту ловушку!

Порнов, спохватившись, почесал загривок и добавил:

— Но, я надеюсь, мы живем в свободном мире, где каждый может думать, что хочет? И вообще, пока мы не выбрались из этой лужи киселя, все это — не более чем прекрасные мечты!

— Тут ты прав! — заметила принцесса. В тот же момент машину плавно качнуло, словно под ней пробежала гигантская пологая волна. — Вот теперь у нас в самом деле будут проблемы! Увеличь-ка угол обзора верхней телекамеры.

Телекамера ремробота заработала трансфокатором. Теперь в поле зрения Порнова и Мич оказался добрый гектар поверхности. При таком масштабе съемки жирная черная клякса провала практически слилась с медленно ползущей точкой вездехода.

Мич, впрочем, больше волновало другое:

— Нас отрезает! — воскликнула она. — Смотри, там, впереди.

Но Порнов уже и сам увидел. Тонкая черная линия стремительно рассекла шоссе по той самой границе безопасного пространства, к которой они так гнали свою ревущую машину. Линия была еще очень тонкой, почти пунктирной, — но они знали, с какой пугающей быстротой она умеет расти.

— Мы в ловушке! — обреченно сказала Мич. — Подвижка грунта обогнала нас, ударилась о край выработки и теперь валит крепи навстречу нам. Еще немного, волны провалов встретятся, и мы полетим вниз!

— Чтоб не шухериться, мы решили смыться, — выдал Порнов через сжатые зубы и впился взглядом в экран, высматривая что-то понятное лишь ему одному. Пунктирная линия разлома впереди ширилась на глазах. Если верить оцифровке масштабной сетки на экране, трещина уже достигла метровой толщины. Что же касается разлома позади, то его уже нельзя было отделить от изображения вездехода; судя по всему, пыль из-под неистово вращающихся колес летела прямо в пропасть.

Мич, перегнувшись через борт, попыталась разглядеть дно огромной каверны.

— Падение в крепостной ров — лишь слабая тень того, что нам предстоит, — сообщила она, борясь с головокружением. — Метров сто лететь, не меньше!

— Но за это Саре отомстить, — продолжал скрежетать свое Порнов. Пальцы его тарахтели множеством кнопок и переключателей; на добром десятке панелей и индикаторов сменяли друг друга изумрудные надписи. Порнов крутил головой, хмурил брови, бормотал про Сару, быстро чесал в затылке; затем вновь и вновь пытался еще глубже вдавить педаль газа.

Наконец, он повернул голову к Мич и крикнул:

— Буквально пары секунд не хватает.

— Ты думай, что ты говоришь! — сердито сказала Мич. — Я тебе еще раз повторяю, — сто метров! Следи за губами: «Сто метров!»

— А я-то тут причем?! — обиделся Порнов. — Что ж мне, сзади бежать и машину толкать?

— Там негде бежать, — сказала Мич. — Задняя пара колес, похоже, болтается в воздухе!

Вездеход ревел, как издыхающий зверь, яростно борясь с затягивающей его пучиной. Его могучее механическое тело выталкивало из-под себя последние метры предательски вздрагивающей почвы. Крупные обломки дорожного полотна, словно пущенные из гигантской пращи, свистели в воздухе, по пологой дуге улетая далеко в расщелину. Тысячесильный мотор звенел на предельных оборотах и сотрясал всю массу машины лихорадочной дрожью.

Но что все это значило, если впереди вездеход ждала ширящаяся каждое мгновение пропасть!

«Через десять секунд достигаем провала, — думал про себя Порнов. Времени на разговоры уже не осталось. — Масса и скорость вездехода известны; сейчас мы еще могли бы перепрыгнуть разлом. Однако не через десять секунд. Ни за что не долетим!»

«Беда», — печально отозвалась Мич.

— «Беда», — Порнов аж весь сжался от предчувствия; призрачное крыло озарения осенило его, и он завопил на всю рубку: — Врунгель, трам-тарарам!

Он рванулся к пульту и приказал:

— Ремонтные, все четверо — под кузов! Сразу же вверх на полную! Аккумуляторы не жалеть, — золотые поставлю!

Мич успела заметить, как черные молнии летающих тарелок спикировали вниз. Тут же ее весьма бесцеремонно схватили за лодыжки, сволокли вниз, в рубку, и сунули в кресло. Из поручня и сиденья выскочили змеи привязных ремней и оплели ее тело.

— В темном переулке возле синагоги мы решили Сару подстрелить! — только и успела услышать она. Руки Порнова откинули щиток со смешной надписью: «Посторонним В», легли на открывшийся ряд клавиш и, словно взяв аккорд на рояле, разом утопили их все.

Грохот заложил уши. Ускорение впечатало Мич в кресло; амортизаторы визгнули и разогнулись до упора. Гневная отповедь Порнову, так нагло поправшему все приличия, нырнула куда-то внутрь, чуть ли не в пищевод.

Вездеход, словно полыхающая разноцветными огнями карнавальная шутиха, сорвался с обрыва и взвился в воздух. Тяжеленным пушечным ядром он перелетел бездонную трещину и врезался в ее противоположный край. Лязгнула лопнувшая подвеска, и машина зарылась бампером в паре метров от пропасти. Сила инерции проволокла ее несколько вперед, и вездеход, тесня и кроша землю, как бульдозер, выполз-таки на твердую землю. Где и застыл.

— Прибыли, — сказал Порнов.

— Ну-ка, развяжи меня, — сказала Мич. — Ты что, по другому не умеешь, кроме как за ноги и на себя? В лоб захотел?!

— Только ради бога, не рвись так сильно! — быстро сказал Порнов. — Не то ты отправишь нас туда, откуда мы только что с таким трудом выбрались!

— Не знаю, как у меня, а у тебя шансы попасть на тот свет и в самом деле чрезвычайно велики! — запальчиво воскликнула девушка и, не обращая внимания на делающего умоляющие жесты Порнова, рванулась из кресла.

Вездеход изрядно качнуло. Под днищем заскрежетали камни.

— А? — удивилась Мич.

— Вам, Ваше Высочество, тоже надо было зарок дать не ругаться, — скорбно сказал Порнов. — А то вы, как и я, во время ругани, как бы это помягче сказать, теряете нить разумной мысли. Как вы думаете, что это значит, если двигатель продолжает работать, а автомобиль стоит на месте? Ну, с трех попыток?

Мич и вправду только сейчас обратила внимание на вой работающего на холостых оборотах двигателя.

— Мало ли что, — сказала она. — Сцепление выжато.

— Только спереди. Два.

— Не хочешь же ты сказать, что мы висим над обрывом.

— В самую точку! — воскликнул Порнов.

Он осторожно потянулся к пульту и повернул ключ зажигания. Вой двигателя пошел на убыль и вскоре стих. Впервые за несколько часов в рубке наступила тишина.

— Хорошо-то как, — сказала Мич. Порнов показал ей нужную кнопку на подлокотнике, она нажала ее и ремни убрались обратно в кресло. — Так бы и сидела целую вечность!

— Ну, вечность не вечность, а минуты полторы у тебя еще есть, — сказал Порнов.

— А потом что? — не поняла Мич.

— У ремроботов аккумуляторы сядут, и машина начнет задом съезжать в пропасть.

— Очень интересно! И что же нам делать?

— Одно из двух: либо осторожненько выбраться наверх и покинуть тонущее судно, либо за оставшееся время придумать, как эту многотонную махину вытащить на сушу. Прошу учесть, что передних — в смысле задних — колес больше нет, на средних мы балансируем, а задняя — бывшая передняя — пара болтаются в воздухе. Повезло еще, что катились задом наперед — сейчас только кузов да двигатель своей массой держат нас на весу.

— Жалко машину! — сказала Мич. — Без нее мы далеко не уйдем!

Она подумала и спросила:

— А еще раз прыгнуть мы не сможем?

— Нет, — сказал Порнов. — К сожалению, я выпустил все ракеты!

— Да, а что это за новый боевой клич: «Врунгель»? — поинтересовалась Мич и посмотрела на большой циферблат часов на пульте.

Порнов перехватил ее взгляд:

— Как раз хватит, чтобы рассказать. Была у меня в детстве такая любимая книжка: «Приключения капитана Врунгеля». Как только ты сказала: «Беда», — у этого Врунгеля так яхту звали, — мне и вспомнился один эпизод из книжки. Как они с помощью содовой шипучки и реактивного принципа гонку выиграли. Я и выпалил ракетами вперед, — в смысле назад!

— Беда, беда, беда, — быстро произнесла Мич и прищурилась на Порнова.

— Не, не клюет, — сказал тот, подумав. — Был там момент, когда они меж скал застряли, — но это надо прилива ждать.

— Жаль, — сказала Мич, и в кабине воцарилось унылое молчание.

Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/18530/18/Dvornik_Andrey_-_Otrubi_po_lokot.html

Subaru B4 наконец-то EJ207 6МТ › Бортжурнал › Пробил покрышку в яме — судимся с дорожниками

В Новосибирске этой весной ямы по"ЛОКОТЬ" (кто с Сиба тот в теме). Собственно ситуация банальная: еду домой, лужа, БАМ-БАМ… С утра выхожу к машине, переднее колесо на ободе, на боковине дырочка со спичечную головку…зае…ло — вторая покрышка за вторую весну. Решено бороться за свои права. Итак, что делать:

1. Приехать к яме, выставить знак и вызвать ДПС на ДТП: они приезжают, замеряют яму, записывают повреждения (обязательно, помимо покрышки, указать "возможны скрытые дефекты", т.к. скорее всего диск тоже замят), назначают время разбора.

Справочно: кто не знает, в нашей удивительной стране есть ГОСТ на ямы — Согласно ГОСТу"Автомобильные дороги и улицы. Требования к эксплуатационному состоянию, допустимому по условиям обеспечения безопасности дорожного движения", который действовал не так давно, выбоины на проезжей части не должны превышать по длине 15 сантиметров, по ширине – 60 сантиметров и по глубине – 5 сантиметров. Крышки люков и железнодорожные рельсы не должны выступать выше уровня дорожного покрытия более чем на 2 сантиметра. Теперь же вступает в силу новый ГОСТ, согласно которому нормой считаются ямы длиной до полутора метров, шириной – до полуметра и глубиной – до семи сантиметров. Если ямы на дорогах подходят по размеру к указанным в ГОСТе, то ремонтировать ничего не надо. Однако не понятно, вступил ли он?!

Моя яма оказалась размерами 1м х 0,9м и глубиной 0,1м — что не по ГОСТУ.

2. Едем на разбор и после объяснения получаем 2 документа: справка о ДТП и определение об отказе в возбуждении дела об АПН.

3. Необходимо выяснить ответственного за участок дороги, где пробито колесо: звоним в администрацию района и там все спокойно говорят.

4. Записываемся на независимую оценку не ранее чем за 3 дня, т.к. нам необходимо в письменном виде уведомить руководителя ответственной организации об оценке повреждений.

5. Уведомляем ответчика. Для этого пишем письмо в 2-ух экземплярах примерно следующего содержания:

такому-то от такого-то

Уважаемый "такой-то", уведомляю Вас о том, что 10.04.2015 в 10.40 по адресу __________ будет происходить оценка повреждений моего авто (такой-то марки г/н о001оо 154), полученных 05.04.2015 в 19.40 часов на участке дороги по ул.Вязов от ул.Петиной в сторону ул.Катиной, напротив дома №13 по ул.Вязов (или другой ориентир), обслуживаемом вашей организацией, где мною был совершен наезд на препятствие (выбоину в асфальте) размерами 0,9м х 1,0м х 0,1м, находящуюся под водой посередине проезжей части, в следствии чего мой автомобиль получил повреждения: ________________________. Прошу присутствовать Вас или представителя вашей организации при оценке повреждений. Дата, ФИО, подпись, телефон.

Печатаем и топаем к ответчику, отдаем секретарю, она ставит отметку, что приняла и 1 экземпляр отдает вам.

Уведомить ответчика нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО, он скорее всего не придет, а вот в суде по-любому возбудится, что его не звали и будет просить признать недействительной результат экспертизы.

6. Экпертиза. Помытое и снятое колесо везем к эксперту, он его фотает, мерит износ и идет писать бумажки, а мы едем на вменяемый шиномонтаж, где нам проверяют диск и дают заключение на бланке с печатью что диск гнутый и стоимость работ по устранению, а так же чек на услуги по диагностике. Возвращаемся к эксперту, подписываем с ним все бумажки, платим ему деньги (у меня это было 2000 руб.) и он назначает дату готовности экспертного заключения. По готовности забираем его и акт с чеком на сумму его услуг.

На этом сбор документов закончен.

7. Юрист. С этим пунктом сложнее, т.к. большая часть юристов вас педалит по причине малой суммы иска и не хочит двигать попой за ваши пустьруб. НО юрист нам как адвокат не нужен, поэтому можно просто уболтать его за какие-нибудь микроденьги составить нам исковое требование. И расскажет как быть дальше.

8. СУД. Делаем что скажет юрист, копии всех документов, что насобирали и идем в суд, подаем их и ждем часа правосудия. Представить свои интересы в суде будет несложно.

И помните, ОБЯЗАТЕЛЬНО собираем и сохраняем все чеки и бумаги: без бумажки вы сами знаете кто!

Надеюсь это кому-нибудь окажется полезным.

Итак, не прошло и года, 03.12.15г. я выиграл суд! Ответчиком признали мэрию г.Новосибирска. Взыскать в мою пользуруб.

Итог: долго, муторно, но РЕАЛЬНО, на новую покрышку хватит!

Subaru B4 2002, двигатель бензиновый 2.0 л., 280 л. с., полный привод, механическая коробка передач — ДТП

Комментарии 18

Что тут говорить? Мужик! (новые ГОСТ-ы на ямища, ахренительны… мда. глубина до 7 сантиметров разрешается? забавно, у меня высота профиля резины 6.5, если мерять от края диска…)

Вот если все люди начнут сразу так делать, т.е бороться с государством! Вот только тогда система может изменится. Так как против толпы будет сложно идти. А пока все люди просто стадо баранов, которым вешают лапшу на уши…

Вот именно, просто многим влом ходить год по судам, а по большому счету ведь за свое кровно нажитое спрашиваем

стадо ленивое стало однако :))) как печально это слышать…

Зато транспортный налог, тройные акцизы на бензин и за платошу платить не влом. И при этом ломать ходовку, рвать резину, бить машины и в конце концов гибнуть в дтп не в лом

стадо ленивое стало однако :))) как печально это слышать…

дело не в лени стада, а сложности добиться результата… Уйма походов и т.д. у многих простов ремя дороже стоит, поэтому не заморачиваются… Хотя нужно естественно… Но, изначально вернусь к тому, к чему вёл)) — проблемма в го-ве, так как она усложняеет эти все процессы. Ведь если бы легко было составить жалобу, прийти, всё это подписать и т.д., и занимало бы это не месяцы или года, а 1-2 дня, то делали бы это все поголовно)) Так что спецом всё усложняют, чтобы люди этим не занимались. Бюрократия…

В закладки! Хватило нервов! Респектую!

На прошлой неделе погнул кованый диск в яме((

Позапрошлой весной убил литье на 18 в хлам, попав в яму. Цена комплекта около 20т. Прошлой весной посадил кучу грыж на передние 2 покрышки. Ремонту не подлежат. Ущерб 10т. Но вся судебная система на столько бурократизирована, что тягаться с ними нет никаких сил моральных.

ООО знакомая ситуация! тоже пробил только 2 колеса. собираем документы будем судится)

Несколько лет назад попадал в аналогичную ситуацию, но терпения не хватило этим заниматься. Хорошо, что не спустил на тормозах, удачного завершения дела! Как обычно к концу лета дороги взбодрят…

Этой весной особенно актуально!

если, не дай Бог, такое случится на вольве, так и буду делать…

С учётом какие сейчас грабительские налоги дерут с автомобилистов, нужно тогда и с "исполняющих" обязанности инстанций спрашивать и драть по полной за подобные ситуации! А то налоги с народа выжимают, а дороги и ямы ремонтируют с таким учётом, чтоб это всё быстро развалилось, они получили новые средства на ремонт, бабки меж собой распилили, и так по кругу до бесконечности, Россия! Ты молодец, так и надо действовать по возможности каждому попавшему в подобную ситуацию!

Я тоже так считаю, что может быть если люди с них спрашивать начнут, так они хоть дороги делать станут

Источник: http://www.drive2.ru/l//

Общественники, передайте Локтю

Опции темы
Поиск по теме

“Concordia, Integritas, Industria”

Щас погода устаканится и всё сделают как надо.

НСКМЕБЕЛЬ.РФ — КОРПУСНАЯ МЕБЕЛЬ ПОД ЗАКАЗ

Щас погода устаканится и всё сделают как надо.

1) Почему довели дороги до нынешнего состояния

2) За чей счет будет ремонт дорог (гарантийный или за бюджет)

3) И насколько качественно залатают дыры

1) Почему довели дороги до нынешнего состояния

2) За чей счет будет ремонт дорог (гарантийный или за бюджет)

3) И насколько качественно залатают дыры

2) За наш счёт. Как всегда за счёт быдлоэлектората выбирающего медвепутов.

3) Как всегда. Что было потом опять что ремонтировать

Ты как будто первый раз замужем.

НСКМЕБЕЛЬ.РФ — КОРПУСНАЯ МЕБЕЛЬ ПОД ЗАКАЗ

2) За наш счёт. Как всегда за счёт быдлоэлектората выбирающего медвепутов.

3) Как всегда. Что было потом опять что ремонтировать

Ты как будто первый раз замужем.

Печати, штампы / Открытие р/с / Проверка контрагентов

Похожие темы

Общественникам дрома. Как убрать знак 40км/ч на бердском шоссе?
Пробка на красном перед пл.Ленина со стороны автовокзала ( ОБЩЕСТВЕННИКИ АЛЯРМА=)))
Обращение к общественникам дрома
Общественники предложили брать плату с граждан, оставляющих свои авто во дворах
[Без флуда] Посоветуйте локтай

Самые посещаемые автомобильные форумы в России по версии LiveInternet

Источник: http://forums.drom.ru/novosibirsk/tp48.html

Комментарии к материалу Пешеход поскользнулся и попал под бетономешалку возле Коммунального моста

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

К слову, тротуара на фото не увидела. Сколько еще людей должно скатиться под колеса, чтобы наконец до ответственных за уборку дошло, что тротуары так же необходимо чистить до АСФАЛТА?! Иначе народ так и будет ломать ноги-руки, скатываться под колеса.

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

Ну Вы тоже только первую фотку посмотрели 🙂 На втором фото отлично видно тротуар. Хотя в такое состояние его могли привести наши расторопные коммунальщики — уж очень быстро они после ДТП убирают свои косяки.

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

Интересно если расширить до масштабов страны вы тоже самое будете говорить?

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

У меня лично сложилось впечатление, что пешеходы живут одной только им понятной жизнью: на дороге напрягаешься от любого из них, попадающего в поле зрения, ибо не знаешь чего ждать от его следующего шага.

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

На коньках точно упадешь.

Кошки и ледоруб самое то.

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

Судя по всему, без особо определённого места жительства.

Получил рассечение брови боковым зеркалом "миксера".

Доставлен в больницу.

Ничего особенного, это скорее "миксер" попал под пешехода, как написали бы в "Станке".

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

Руки в стороны, колени немного согнуть, вроде как присели чуть-чуть, ногу ставить не с пятки на носок, а на всю ступню. Поза пингвина.

Терки можно не привязывать, лейкопластырь (рулонный) можно клеить, но подновлять каждый день.

А еще можно альпинистские ботинки носить. Те, что с железными шипами. И в мэрию на прием!

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

чтобы иметь возможность

Спасибо хоккею, иначе бы ребра переломал!

Уважаемый мэр. Сколько вы там закупили машин для чистки тротуаров.

чтобы иметь возможность

Лента новостей

Авторские колонки

Еда со Стасом Соколовым

и лучшее за неделю

Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС9 от 13.09.2017 г.

Учредитель: ООО «Сеть городских порталов»

Редакция: ООО «НГС.НОВОСТИ»

Главный редактор: Агафонов Александр Сергеевич

Адрес редакции:, Россия, Новосибирск, ул. Ленина, д. 12., 6 этаж, телефон

Электронный адрес Редакции:

Публикации с пометкой «Новости компаний» и «Спецпроект» являются рекламными, сотрудники редакции НГС.НОВОСТИ в их производстве не задействованы.

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.

Источник: http://news.ngs.ru/comments//

Читать онлайн «Среди стихий» автора Берман Александр — RuLit — Страница 17

Из рюкзака под головой я достал инструменты и, устроившись в мешке поудобнее, принялся чинить примус. Немели пальцы, пришлось все железки отогревать в мешке. Потом я установил примус в кухонной яме и начал заправлять бензином. Полиэтиленовая пятилитровая канистра стояла у стенки палатки, аккуратно врезанная в снег до половины. Она находилась на достаточном расстоянии от кухонной ямы, но все же я, лежа в мешке на животе, мог дотянуться до нее. Резиновой грушей со шлангом я набрал бензин и заправил примусы. Капли бензина, падая на руки, обжигали холодом.

Покалеченный примус кое-как горел. Я лежал в мешке, подложив под грудь полупустой рюкзак, а спальный мешок укрывал мне спину и даже голову. Только руки по локоть я высунул из мешка и орудовал в кухонной яме. Было тепло и удобно. Длинным ножом вырезал из краев ямы снежные кубики, накалывал их на нож и опускал в кастрюлю. Зимой хорошо: нет проблемы с водой, был бы бензин.

Еды я сварил в три раза меньше, чем в ходовой день, хотел и чая нагреть меньше, чтобы сэкономить бензин, но, в конце концов, такого приказа не было. Разложил еду по мискам. Почуяв запах горячей пищи, Володьки зашевелились. Только Сашка продолжал спать.

В дни сидения под пургой ели мы мало, но в чае не могли себе отказать. И уже в первое утро начали испытывать естественную потребность. Директор предложил пренебречь условностями и отвести для наших нужд участок снега в углу палатки, подальше от кухонной ямы. Начальник усмотрел в этом определенный непорядок, что, как известно, всегда влечет за собой штраф. Мы не возражали. Размер штрафа установили по стандарту рубль. Мы с Сашкой полезли в рюкзаки, распаковывая "подкожные деньги", и выложили по рублю. Начальник торжественно актировал деньги в кассу. Потом он минут двадцать тщательно одевался и полез наружу. В щель под занавеской ворвался снежный вихрь. Это произвело на Директора, который тоже собрался наружу, впечатление, и к моменту прихода Начальника он задолжал обществу рубль. Начальник вполз отдуваясь и был похож черт знает на что. Тут же Директор предъявил ему рубль. Начальник, весь залепленный снегом, сидя прямо на снежном полу, отплевываясь, с рублем в руке, глядел на этот бумажный предмет, мучительно осознавая его реальный смысл и назначение.

Утром мы стали готовиться к выходу. Я вылез из палатки последним. Обоих Володей заметил не сразу: они расхаживали взад-вперед на расстоянии пяти метров от меня, но то был предел видимости. Сашка неподвижно стоял около палатки нахохлившись и безнадежно вращая головой. Находясь лицом к ветру, мы не могли дышать, так плотен был поток снега. Мороз достигал тридцати градусов, и я чувствовал, как ветер высасывает живое тепло моего тела. Очевидно, давала себя знать высокая влажность воздуха. Временами в потоке летящего снега палатка скрывалась от меня, уплывала, и жуть подступала к сердцу.

Стена была сильно изъедена ветром, но мы не стали ее чинить. В эти минуты я оценил по заслугам достижения цивилизации даже в варианте провинциального общего вагона.

На четвертые сутки ветер ослабел. Начальник сказал, что не плохо бы кому-нибудь вылезти осмотреться, но просьба, обращенная в пространство, осталась без ответа. Тогда он вылез сам и принялся расхаживать вокруг палатки, чему-то радуясь. Нам стало любопытно, и мы тоже вылезли.

Свет, непомерно яркий свет поразил глаза. Это был блеск легкой поземки, пропитанной солнцем. Влажное лицо стянуло морозом. От резкого ветра с острым запахом снега я задохнулся. После тесноты палатки я выпрямился и пошел, размахивая руками, по твердому, как бетон, снегу.

Кружевом застругов окружала нас тундра, белая, белее любых кружев. Небо! Никогда небо не бывает таким синим, как в разрывах белых облаков, а солнце — таким мягким и теплым, как в мороз, когда на минуту стихает ветер.

Мы стояли. Индевели бороды.

Бежим по тундре. Ветер! Как раз то, что надо, чтобы хотелось бежать. "Тундури!", как называет ее Вустман в своей ласковой книге "Марбу". В лесочке из кустиков на каждом прутике сидит по белой куропатке, а под кустами, на снегу, подняв острые морды кверху, сторожат их песцы.

Мы бежим к горам. Что нас там ждет? Только хорошее! Все горы наши: пологие снежные перевалы по два, по три за день, длинные спуски на лыжах, скорость, плавно наклоненные лыжные поля. Или крутизна, стены из снега и черного камня и синие пятна натечного льда. Целый день на скалах: лыжи под клапаном рюкзака, кошки на ногах, аккуратная работа с крючьями, с тонкой веревкой. Все на пределе, сэкономлен каждый грамм. И надежность: ни минуты спешки, ни секунды риска.

Десять дней свободы среди белых гор и белой земли. Всюду снег, пригодный для ночлега, и сухая палатка в рюкзаке.

— Смотри, вот то ущелье и гребень налево, здесь есть выход, он не так крут. Смотри, как красиво его можно пройти. Вместо той дыры, в которую мы ползем.

— Хочешь так? Давай. Правда, красиво! Ну, иди вперед.

И теперь я бегу впереди.

Жарко, расстегнулся. Ветер леденит голую грудь.

Запомнился тихий вечер под перевалом. Вылезать на седловину мы не стали — там свирепствовал ветер. Склон был припорошен легким как пух сегодняшним снегом. Я катался с горы, залезая каждый раз высоко над палаткой. Вот она стоит, маленькая внизу, и около нее три фигурки. Я спускаюсь к ним, применяя старый добрый поворот "телемарк", придуманный для старых лыж. Одну ногу далеко выдвигаешь вперед и стоишь на ней, а другая лыжа, слегка развернутая, как руль, плывет в снегу, рисует плавные дуги: налево — правая нога впереди, направо — левая нога впереди. Ноги в мягкой, теплой обуви, и снег струями обтекает их и веером взлетает за спиной. И никаких сверхскользких современных пластмасс, окованных металлом футляров-ботинок, перевитых пружинами автоматических креплений, — только старый, незаслуженно забытый поворот "телемарк".

Холодный вечер. Ребята спят, а у меня забота: придуманные мною в нарушение традиции бахилы "нового образца" оказались негодными — ботинки в них отсыревают все сильнее день ото дня. И теперь, наполовину высунувшись из мешка, я ножом выковыриваю иней, который въелся в брезент бахил и в кожу ботинка. Работа долгая, хорошо бы за час управиться. Уже второй вечер подряд я занимаюсь этим делом, отрывая часы от сна. И завтра, и послезавтра мне предстоит все то же. Холодно, плечи и руки мерзнут, как будто становятся пустыми изнутри. И тоска. Наконец, забравшись в мешок, я заснул, так и не успев согреться.

Следующий день покрыл все невзгоды. Мы спустились с перевала в новую долину, как по горнолыжной трассе. Вся долина была затоплена сверкающим льдом.

Ветер дует в спину. Сильный ветер! Он несет, толкает по льду. Лыжи скользят, разгоняются, стучат, как колеса вагонетки. Я расстегнул штормовку, она надулась. Лыжи у меня со стальными кантами, а на палках вместо обычных штыков острые саблевидные ножи из каленой стали, загнутые назад. Мне удобно катить по льду.

— Начальник, я поеду вперед. Ну что со мной сделается!

Вся долина — зеркальная наледь. Крепкий ветер, твердый лед. Иногда меня тащит юзом. Кантами лыж и остриями палок выправляю ход и рулю.

Вот и опять это мгновение! Я свободен! Свобода — это когда чувствуешь свою силу! Когда стремишься вперед, не думая о возвращении!

Но далеким должен быть путь, чтобы найти в нем мгновения свободы.

Вечером мы втроем, не сговариваясь, потребовали от Начальника полуторной порции еды.

— Это еще почему? — возмутился он.

Было Первое Мая.

— Ну и что? А рацион.

Но мы не так просты, чтобы упустить свое.

Следующий день был отвратителен: встречный ветер со снегом, каменистый спуск с перевала, унылая длинная долина. Сашка сломал лыжу, и мы ужасно замерзли, ремонтируя ее. Ботинки мои окончательно отсырели. Накануне я не чистил их от инея, ради праздника завалившись спать. Теперь ноги мерзли не переставая. Холод гложет их, жует, ковыряет, но надо еще стараться сохранить это отвратительное ощущение, потому что если оно пропадет, то у меня не будет ног. На каждой остановке я, стоя на одной ноге, опираясь на лыжную палку, другой ногой размахивал, центробежной силой нагнетая кровь в ступню. (Очень эффективный метод. Многие до него доходили своим умом, но он известен еще из книги Евгения Абалакова "На высочайших вершинах Советского Союза". Хороший метод, но попробуйте его применять вместо отдыха в течение всего десятичасового ходового дня.

Источник: http://www.rulit.me/books/sredi-stihij-read.html

×